Переглядів
17

Шесть пазлов олигархической системы

Понеділок, 09:22, 12/04/21 | Публікація

В Украине уже несколько лет идет борьба с коррупцией на высшем уровне. Были построены с нуля новые антикоррупционные институты, призванные предотвращать коррупцию (НАПК), расследовать коррупционные преступления (НАБУ), законодательно преследовать коррупционеров (САП) и осуществ­лять правосудие по коррупционным делам (ВАКС). Однако воз и ныне там. Почему так?

Я убежден, что, борясь с коррупцией, мы боремся со следствием, а не с причиной. Дело в том, что в центре коррупционной машины находится олигархическая модель экономики (олигархат), которая одновременно создает спрос и предложение коррупции. И это целая Система (да, именно с заглавной). Постараюсь проиллюстрировать на следующих шести примерах.

Система начинается с коррумпированного электорального законодательства, позволяющего небольшой группе людей влиять (например, через контроль медиа) на результаты выборов как на региональном, так и на нацио­нальном уровне. Разные олигархи используют разные модели влияния (имея целые партии, группы внутри партий или просто отдельных депутатов), но все они тем или иным способом участвуют в электоральном процессе.

Второй пазл Системы — региональные «элиты». Под элитами в кавычках я понимаю то, что когда‑то один из госчиновников назвал «региональное тусэ» — то есть условную группу, состоящую из губернатора, регионального прокурора, судьи регионального хозяйственного или апелляционного суда, главного регионального налоговика и таможенника, а также местных руководителей правоохранительных органов. Их объединяет один важный фактор: все они назначаемые из Киева люди, и на это назначение сильно влияют олигархи, в том числе для того, чтобы обеспечивать охрану своих региональных активов.

Третья часть — низкооплачиваемая профессиональная бюрократия. Зарплаты в руководстве госсектора невысокие не потому, что на их повышение нет денег в бюджете, и не потому, что у нас работает так много бессребреников. Дело в том, что в такой модели очень легко держать многих чиновников на коротком поводке или крючке, доплачивая им в конвертах. И олигархи с удовольствием делают это для того, чтобы иметь доступ к бюджету, госзаказам, лицензиям на недра и индивидуальным разрешениям, госзакупкам (хотя, конечно, Прозорро сильно мешает им в последние годы), или просто, чтобы иметь в своих руках такие важные органы, как таможня, налоговая, Антимонопольный комитет или разные регуляторы.

Важной частью Системы являются государственные предприятия и банки. Большой приватизации в Украине нет не потому, что нет спроса на украинские активы, а потому, что большинство этих предприятий уже условно приватизированы олигархами. Многие из них убыточны, поскольку прибыль оседает в карманах олигархов, контролирующих эти предприятия, и их посредников через менеджмент, назначение которого они смогли коррупционно пролоббировать, благодаря «поводку» профессиональной бюрократии.

По той же причине в балансах госбанков мы видим проблемные кредиты олигархам на миллиарды долларов. Уверен, многие из них рассматривали такие кредиты больше как финансовую помощь. Надеюсь, вы понимаете, почему олигархи так против открытия рынка земли, реформ НАК Нафтогаз, НБУ или внедрения новых принципов корпоративного управления в гос­компаниях и банках.

Правоохранительная и судебная системы призваны защищать периметр олигархической Системы, в первую очередь — от законодательных изменений. Именно поэтому мы видим резонансные решения барышевских, печерских, ОАСК или Конституционного судов. Они защищают поток сформированной олигархической ренты от осушения. А если и это не работает, то прокурорские работники всегда будут готовы прийти на помощь дружественным олигархам.

Важнейшей частью Системы, призванной защищать периметр, являются подконтрольные олигархам медиа. Медиа позволяют формировать общественное мнение (например, о важности низких зарплат в правительстве или вреде земельной реформы) или атаковать реформаторов, пытающихся пробить этот периметр. Медиа также могут влиять на электоральный процесс, приводя к власти людей, близких к олигархам. Именно медиа вместе с желанием использовать политическую систему и доступ к финансовым ресурсам делают олигархов олигархами.

Рад, что антиолигархическая риторика появилась в украинском дискурсе. При этом я не осуждаю самих олигархов и не отношусь к группе людей, которая считает, что их надо преследовать по закону. Олигархическая модель с середины 1990‑х была определенным консенсусом ведения бизнеса в Украине, и я это принимаю.

Мой призыв лишь в одном — завершить этот этап становления Украины как государства и начать наш Chapter 2 (второй этап) построением рыночной модели экономики. Демократию мы не только построили, но и отвоевали. И с задачей построения рыночной экономики тоже справимся.

Владислав Рашкован

Колонка опубликована в журнале НВ № 13 за 8 апреля 2021 года.

Коментарі
Зареєструйтесь або увійдіть на сайт щоб мати можливість коментувати

Лі Куан Ю

Сингапурська історія

Лариса Буракова

Почему у Грузии получилось

Хроніка реформ у Грузії

Боротьба з корупцією

Фільм Єжи Гоффмана

Україна. Становлення нації